Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить

Создать аккаунт

Поля помеченые(*) обязательны к заполнению.
Имя *
Логин *
Пароль *
Еще раз пароль *
Email *
Еще раз email *
Капча *

          Практически все жители города Помпеи и те, кто не успел выехать из Геркуланума, погибли в результате ужасного извержения вулкана Везувий. Это произошло 24 августа 79 года нашей эры.

Везувий, один из многочисленных вулканов в окрестностях Неаполя, возник как подводный вулкан в Неаполитанском заливе. Затем он появился как остров, который в результате накопления продуктов извержения присоединился к суше. Полагают, что первые извержения вулкана происходили после окончания ледникового периода, то есть примерно 10000 лет назад.

Но так как древние люди не записывали годы активности Везувия, то гора казалась уснувшей на сотни лет, вплоть до катастрофического извержения в 79 году, когда были уничтожены Помпеи и Геркуланум.

Самые древние известные жители этого района называли себя "осканы". Они были первобытными скотоводами. Около 800 года до н.э. появились греки и охотно расселились в этих местах. Леса были полны дичи. Почва вокруг горы, насыщенная древними отложениями богатого вулканического пепла, оказалась поразительно плодородной. На ней и произрастали яблони, груши, смоковницы, вишни, дыни, миндаль и гранаты. Можно было два раза в год собирать урожай пшеницы, раз в год - ячменя и проса, а овощи и виноград выращивали повсеместно.

Не удивительно, что города Помпеи на склоне Везувия и Геркуланум у подножия горы росли и процветали. После завоевания Греции Римом в 88 году до н. э. Помпеи стали жемчужиной в имперской короне. Город имел свой собственный собор - храм Юпитера и форум. Римский мыслитель Гай Квинт Балб создал амфитеатр, способный вместить 16000 зрителей - все население города. Это случалось во время боев гладиаторов, которые, по иронии судьбы, будут проходить и днем 24 августа 79 года н.э.

        В 63 году н.э. природа сделала предупреждение жителям склонов Везувия. Мощное землетрясение встряхнуло местность. Были разрушены общественные здания, сметены деревни, часть Помпеи и Геркуланума превратилась в развалины. Несмотря на эти события, в следующие 17 лет в городах выросли новые храмы, еще лучше, красивее и величественнее. Были построены новые бани, таверны, театры.
Так они простояли до второй половины дня 24 августа 79 года н. э. В тот день Везувий с невероятным грохотом пробудился после долгой спячки и взорвался, выбросив в небо огромное облако раскаленного пепла. Сверкали молнии. Вместе с пеплом на землю летели накаленные камни и обломки пемзы. Затем западная часть вулкана взорвалась и свалилась в расширившийся кратер.

На самом западном мысе Неаполитанского залива, у подножия горы в Мизене, стоял Плиний Старший. Он, как и Гай Плиний Секунд, командовал военными галерами. Извержение вулкана поразило его своей грандиозностью. Плиний Старший передал свои впечатления племяннику, Плинию Младшему, которому в то время было 17 лет. Плиний Младший написал римскому историку Тациту два письма. В одном изложил впечатления и переживания дяди, в другом - свои собственные. Эти письма стали первыми записанными рассказами очевидцев извержения Везувия.

    Плиний Младший писал о своем дяде: "Около часу дня моя мать оставила его (Плиния Старшего) наблюдать за облаком, которое казалось очень необычным по размеру и форме. Облако, от которого на таком расстоянии создавалось впечатление, будто гора колеблется, поднималось в форме -не могу дать Вам более точного описания - соснового дерева, так как оно выросло до очень большой высоты в виде длинного ствола, а на вершине раскинулось какое-то подобие веток... Иногда оно казалось ярким, а иногда темным и пятнистым, в зависимости от того, больше или меньше оно было заполнено землей и пеплом..."  Плиний Старший приказал команде своего корабля двигаться в сторону этого облака. Когда они подплыли ближе, на корабль стал падать горячий пепел. Плиний описал также "неожиданное отступление моря", что указывает на вероятность возникновения в тот день цунами. Плиний Старший высадился на берег. Поднимаясь по склону горы, он встретился со своим другом Пономпонием.

     Дальнейшее Плиний Младший описывает так:   "Они посовещались, будет ли благоразумнее укрыться в домах, которые сейчас качались из стороны в сторону от частых и яростных толчков, как будто их трясли под фундаментами; или перебежать на открытые поля, где разгоряченные камни и пепел падали, хотя и легковесным, но обильным потоком, и угрожали разрушениями. В этом выборе между опасностями они решили в пользу полей. Затем они вышли, привязав на головы подушки; и это была вся их защита от града камней, падавших вокруг".

    Далее из письма следовало, что Плиний Старший добрался до берега, намереваясь выйти в море, но на море поднимались волны и пар, и он прилег поспать. Потом следует сценка: "Он поднялся с помощью двоих своих слуг и тут же упал замертво; как я полагаю, от удушья какими-то плотными и вредными испарениями".  Предположение Плиния Младшего вызвало сомнение историков. Они сделали вывод, что Плиний Старший умер, должно быть, от сердечного приступа, а не отравился вулканическими газами. Иначе его спутники тоже погибли бы. Тем временем оставшийся с матерью в Мизене Плиний Младший записал для Тацита свои собственные наблюдения. Вот что он заметил, выйдя из раскачивающегося дома:

    "Охваченная паникой толпа следовала за нами и (как любой душе, обезумевшей от ужаса, любое предложение кажется более благоразумным, чем ее собственное) давила на нас плотной массой, продвигая вперед, когда мы вышли... Мы замерли среди самой опасной и ужасающей сцены. Колесницы, которые мы отважились вывезти, так сильно тряслись назад и вперед, хотя и стояли на земле, что мы не могли удержать их, даже подложив под колеса большие камни. Море, казалось, откатилось назад и оттягивалось от берегов конвульсивными движениями Земли; определенно суша значительно расширилась, и некоторые морские животные оказались на песке.

      Затем значительно посветлело, что, как мы предположили, было предвестником приближающегося выброса пламени (и это оказалось верно), а не возвращением дневного света; однако огонь упал на каком-то расстоянии от нас; потом мы снова погрузились в густую темноту, и сильный ливень из пепла обрушился на нас, нам приходилось время от времени останавливаться и стряхивать его, в противном случае, мы были бы раздавлены и похоронены под его тяжестью... Наконец, ужасная темнота стала понемногу рассеиваться, как облако дыма; вновь появился дневной свет, и даже выглянуло солнце, хотя свет его был мрачным, как бывает перед приближающимся затмением. Каждый предмет, представший перед нашими глазами (которые крайне ослабели), казался изменившимся, покрытым густым слоем пепла, как будто снегом". Это происходило утром третьего дня со времени первого извержения Везувия. Плиний не описывал судьбу Помпей и Геркуланума. Многие годы оба города оставались похороненными и безмолвными. Помпеи - под почти 8-метровым слоем пепла и пемзы, а Геркуланум -под грязевым потоком толщиной до 20 метров.   Мир в то время не обратил внимания на две римские метрополии. На месте Геркуланума поднялся новый город - Резина. А там, где когда-то стояли Помпеи, разбили виноградники. По иронии судьбы, потребовалось почти 1600 лет и еще одно катастрофическое извержение Везувия, чтобы раскопали города и восстановили историю того рокового дня.

     И как только землекопы и археологи стали пробиваться сквозь затвердевший пепел и пемзу, появились многочисленные описания последних часов Помпей, когда погибли, по крайней мере, 2000 его жителей. Первое значительное извержение Везувия после катаклизма 79 года произошло в 1631 году. Вскоре после этого извержения рабочие, откапывая системы подачи воды и водохранилища, наткнулись на римские монеты и присвоили их. Затем до начала XVIII века местность грабили золотоискатели. Пока один удачливый землекоп не вырыл тайник из алебастра и мрамора.  Начиная с того времени и вплоть до 1860 года появлялись самые различные грабители высокого ранга, которые выкапывали статуи, различные изделия и даже части зданий. Среди них был сэр Уильям Гамильтон - британский посланник в Неаполе с 1764 по 1800 годы. Археолог-любитель, он продавал выкопанные артифакты Британскому музею.  37-летнему археологу Джузеппе Фиорелли оставалось только получить Право на поиски затерянного города и восстановление событий того августовского дня 79 года. Он (а кое-кто и до него) обнаружил, что особое соединение пемзы и пепла фактически загерметизировало город, сохраняя от времени и разрушений. Фиорелли откопал амфитеатр вместе со скелетами гладиаторов, оставшихся в том положении, какое они приняли, должно быть, при первом потоке расплавленного пепла. В печи пекарни сохранились почерневшие буханки 1800-летнего хлеба. Цвета фресок на стенах сохранились неповрежденными.

     Конечно, тела погибших при извержении вулкана разложились вскоре после того, как их засыпал пепел, но отпечатки остались совершенно нетронутыми временем. Фиорелли залил эти оставшиеся от человеческих тел формы гипсом и, таким образом, придал последним часам Помпей естественность. Он воспроизвел позы людей так, как они выглядели в момент смерти. Были обнаружены запертые в колодки римские солдаты, которые во время извержения, вероятно, отбывали наказание. Откопали храм Иси-ды, где на пьедестале стояла статуя богини, украшенная пурпурными и золотыми тканями. В следующей комнате обнаружили тело жреца с топором в руке. А в другой комнате еще один священник сидел за обеденным столом в полной уверенности, что храм защитит его от смертельного пепла, падавшего на улицах города. В другом месте откопали человека в вертикальном положении с мечом в руке, опиравшегося ногой на кучу серебра и золота. Вокруг лежали тела пяти предполагаемых грабителей, которых он, вероятно, убил, защищая собственность.  За городом, в пригородной вилле Диомеда, в погребе нашли 18 взрослых, мальчика и младенца. "К черепам детей прилипли длинные светлые волосы", - сообщил историк, которому удалось детально восстановить ситуацию, связанную с этой группой жертв. Оказалось, в то время, как семья пыталась спрятаться в погребе, слуги похитили семейные ценности и пустились в бега. У ворот виллы обнаружили два скелета: один сжимал в руке связку ключей и большую сумку с деньгами, а другой прижимал к себе две серебряные вазы.  В "доме Фавна", воссозданном другим неизвестным историком, "стоял скелет женщины с поднятыми над головой руками. Возле нее на полу лежали разбросанные драгоценности. Решившись, наконец, покинуть дом, она обнаружила, что дверь блокирована горой пепла. В этот момент начал рушиться потолок, и она подняла руки в тщетной попытке удержать обрушившуюся на нее кровлю. Такой ее и нашли".

     Большое число жителей и Помпей, и Геркуланума было найдено с поднесенными ко рту руками или одеждой. Очевидно, они пытались защититься от проникающих смертоносных газов. Множество тел нашли возле моря, зачастую с пожитками в руках. Видимо, взрыв застал их в то время, когда они пытались спастись морем.  Специалисты решили, что до катастрофы город Помпеи имел высокий уровень развития. В городе насчитывалось 118 баров и таверн, которые предлагали еду, питье и развлечения купцам и морякам со всей Римской империи. В некоторых имелись игральные комнаты. А кое-где были обнаружены признаки того, что там обеспечивали проститутками. В термополии (таверна, специализировавшаяся на горячих винах) стены были исписаны именами женщин. Возможно, типа андалусских танцовщиц, которые, по словам Марциала, "с бесконечной похотливостью покачивали сладострастными бедрами". Одна надпись гласила: "Люциллия продает свое тело". Другая, оставленная некой Ливией кому-то по имени Александр, дразнила: "Думаешь, я опечалюсь, если ты завтра умрешь?"  Археологи продолжают раскапывать все новые сохранившиеся остатки невольных захоронений жителей Помпей. Так, 29 августа 1991 г. рабочие, расчищая место для одной из служб, обнаружили ссохшиеся тела 8 человек. На одной девочке-подростке оказалось кольцо рабыни. Их лица были закрыты туниками, вероятно, чтобы защититься от газов, которые, скорее всего, и погубили их. Лица погибших обращены в сторону моря, которое находилось всего в 200 метрах.  Когда откопали Геркуланум из-под гигантского слоя грязи, то выяснилось, что в нем очень мало тел. Сделали предположение, что грязевая масса вулканического пепла, обломки лавы и пемзы, заполнившие все уголки и щели города, достигли городских улиц не в первые часы извержения, а, вероятно, где-то на третий день. Таким образом, большая часть населения имела возможность спастись.