Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить

Создать аккаунт

Поля помеченые(*) обязательны к заполнению.
Имя *
Логин *
Пароль *
Еще раз пароль *
Email *
Еще раз email *
Капча *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]
До этого долгие годы эмиграции Ольга Александровна провела во Франции, Аргентине и Чехословакии



Ольга Волконская писала романы о жизни русских эмигрантов: иллюстрация к ее роману и фото княгини 1940-х годов
Фото: Пермское книжное издательство; Государственный архив Пермского края

Мало кто знает, что княгиня Ольга Волконская, проведя всю свою жизнь в эмиграции в Турции, Франции и Аргентине, вернулась в 1960-е годы в Россию и последние 17 лет жила в Перми. Здесь она занималась творчеством и опубликовала два своих романа. Последним ее адресом стал дом на улице Дружбы, 30.

Ее документы в Пермском архиве долгое время были закрыты, только в начале этого года с фонда княгини сняли запрет, и их удалось опубликовать. Рассказываем о необычной судьбе этой женщины и о том, как она попала в Пермь.

«Родители работали по 14 часов»

Ольга Александровна Волконская, в девичестве Грекова, родилась 11 июля 1916 года в селе Гусевка Царицынского уезда Саратовской губернии в семье дворянина Александра Петровича Грекова. В семье все были увлечены литературой, много читали, писали стихи, драмы, романы и даже сами издавали журналы.


Маленькая Ольга Грекова, 1920-е годы
Фото: «Пермская рябинка: путь княгини Волконской»


Домашние детские журналы дворянской семьи Грековых. Ольга Александровна хранила их всю жизнь
Фото: Государственный архив Пермского края

В Гусевке любил бывать художник Кузьма Петров-Водкин, именно здесь он написал известную картину «Купание красного коня». Живописец был знаком с семьей Грековых и написал портрет молодой Натальи Грековой — тети Ольги.


Кузьма Петров-Водкин «Портрет Натальи Грековой». Подросшая Ольга будет на нее очень похожа
Иллюстрация: Maslovka.org

Гражданская война изменила жизнь дворянской семьи. Отец примкнул к Белому движению, в 1920 году семья Грековых попала в Крым, откуда была вынуждена эмигрировать в Константинополь. Чтобы содержать Ольгу и двух ее братьев, родителям пришлось выполнять тяжелую и порой черновую работу.

«Родители работали по 14 часов, — вспоминала в своих дневниках Волконская, они представлены на выставке в Государственном архиве Пермского края. — Мать — прачкой, отец — подметальщиком, я их видела только ночью. Первые уроки я получила в подготовительной школе в Стамбуле, когда мне было 4–5 лет. Это были уроки подхалимажа. У нас училась дочка директора, капризная и избалованная. Ей нужны были подружки для игр. И тот, кого она выбирала, освобождался от уроков, получая за тот день пятерки».


Рисунок Николая Горбунова к книге Ольги Волконской «Фиалки и волки» иллюстрирует первые годы жизнь семьи в эмиграции: мама девочки работала прачкой
Иллюстрация: «Фиалки и волки»

Спустя три года семья перебралась во Францию. Чтобы выжить, отец работал то сторожем, то рабочим на автомобильном заводе, мама — швеей на кукольной фабрике. Ольгу удается устроить в бесплатную французскую школу. По вечерам она помогает матери шить игрушки, а на каникулах подрабатывает в библиотеке.

— В 1933 году, окончив школу, я бросилась искать, для чего жить, — написала женщина в своем дневнике.


Ольга Грекова после окончания школы
Фото: Государственный архив Пермского края

Девушка попыталась заняться политикой: побывала на собраниях партии «Молодая Россия», которые выступали за синтез монархии и советской системы, Общевоинского союза, созданного Врангелем, но быстро в ней разочаровалась.

В эти же годы девушка поступила на филологический факультет Сорбоннского университета, подрабатывая на фабриках игрушек — сначала Paris-mignon, потом — Le Manufacture française. Но оттуда ее выгнали за дерзость, и Ольга пошла работать уборщицей.

Во Франции Ольга Грекова подружилась с русской эмигранткой Ксенией Куприной — дочерью русского писателя Александра Куприна. Ксения блистала тогда во французском кинематографе и была известна как Кисса Куприна. Девушки будут дружить всю жизнь, и почти друг за другом вернутся в Россию.


Партнерами Киссы по съемочной площадке становились самые известные французские актеры, такие как Жан Маре и Жан Габен. Ее друзьями были Антуан де Сент-Экзюпери и Эдит Пиаф
Фото: Humanism.org.ua

Ближе к дому: из Аргентины — в Чехословакию

В ноябре 1936 года семья Грековых эмигрировала в Аргентину, в Буэнос-Айрес, где они смогли купить участок земли и организовать свое дело. Первые годы в Аргентине Ольга Александровна работала на дому, на производстве игрушек, а вечерами изучала испанский язык и училась в школе журналистики.

В 1941 году Ольга Грекова познакомилась с офицером флота, князем Юрием Волконским и вышла за него замуж. Но брак оказался несчастливым и распался уже через несколько лет.


Ольга Волконская в 40-е годы 
Фото: Государственный архив Пермского края

В эти же годы Ольга Александровна начала активно заниматься литературой — переводить русскую поэзию на испанский язык и преподавать языки. В 1940-е годы в Аргентине вышли ее первые книги: сборник рассказов «Тени заката», издание «Александр Пушкин, жизнь и деятельность», роман «Эмигранты». Все они были написаны на испанском языке.


Ольга во время отдыха
Фото: Государственный архив Пермского края

— Ее высоко ценили в Аргентине, — рассказал 59.RU историк Дмитрий Софьин. — В это время было непросто состояться, да еще и эмигрантке. Латиноамериканская литература 40-х и 50-х годов очень богата и разнообразна.

В 1945 году Ольга Волконская начинает работать редактором журнала Nuestras tierras при Славянском комитете Аргентины. В эти же годы семье писательницы удается вернуться в Россию. Но Ольге из-за княжеской фамилии не одобряют прошение о возвращении, и она едет в Чехословакию, где может быть географически ближе к семье. Здесь она работает переводчицей, журналистской, публикуется в журналах, преподает русский и испанский языки в Школе иностранных языков.


Одна из фотографий Ольги в молодости
Фото: Государственный архив Пермского края

Работала в «Доме со львами» и дружила со Львами — Давыдычевым и Кузьминым

Только в 1960 году Ольге Александровне удается вернуться в Россию. Ее возвращению способствуют уговоры родственников. Мама, братья и племянники уже жили к этому времени в Перми. Ольга приезжает в наш город и поселяется с семьей на первом этаже дома на Мира, 59.


Ольга Александровна в пермский период
Фото: фотофонд библиотеки имени Горького

В Перми Волконская устраивается работать в отдел переводов Пермского совнархоза, который располагался тогда в здании, известном как «Дом со львами». Переводы были техническими, и писательница устает от их содержания. Ей удается подружиться с пермскими писателями Львом Кузьминым и Львом Давыдычевым, которые уговаривают ее вернуться к литературе. При их поддержке и помощи Виктора Астафьева Пермскому издательству удается «пробить» издание книги Волконской «Фиалки и волки» о жизни эмигрантов во Франции и Аргентине. В 1964 году Ольгу принимают в Союз писателей СССР. Одновременно Волконская берется за журналистскую работу и сотрудничает с агентством печати «Новости» Совинформбюро. В 1967 году выходит еще один роман Волконской «Пермская рябинка», он посвящен жизни бывшего эмигранта в Перми.


Во время выступления в Перми
Фото: Государственный архив Пермского края


Обложки пермских книг писательницы
Фото: Государственный архив Пермского края

Все эти годы продолжается дружба с Ксенией Куприной. Ольга будет часто ездить к подруге в Москву, та тоже побывала в Перми, приехав с гастролями МХАТа.


Ольга Волконская и Ксения Куприна в Перми на берегу Камы
Фото: Государственный архив Пермского края

В нашем городе писательница сменила три адреса: с улицы Мира с мамой переехала в дом на Белинского, 49, а позже уже одна — в однокомнатную квартиру на Дружбы, 30.

Пермские писатели ценили Волконскую и заботились о ней. Например, она любила натуральный кофе, а достать его в советские годы было очень сложно.

— Чтобы добыть ей кофе, они приходили к директору центрального гастронома и объясняли, для кого это нужно, — говорит журналист и сотрудник музея «Пермь-36» Вячеслав Дегтярников, изучавший биографию писательницы. — Кофе должен был быть обязательно в зернах, она очень хорошо его варила.


Посвящение пермских писателей Ольге Волконской в день 8 Марта
Фото: Государственный архив Пермского края

В последние годы писательница много болела, и в 1977 году ее положили в бывшую Александровскую больницу. 4 мая она неожиданно умерла в больничном коридоре. Ей был 61 год.


Ольга Александровна в последние годы жизни
Скриншот: фильм «Пермская рябинка: путь княгини Волконской»

Ольга Волконская похоронена на Южном кладбище. В 2016 году Вячеслав Дегтярников и Дмитрий Софьин сняли о ней документальный фильм «Пермская рябинка: путь княгини Волконской» (12+), но на ТВ его не показали.

Случайно увидел фильм

Фонд Волконской долгое время был закрыт. Снять запрет с него могли только родственники, но связь с ними была потеряна.

В 2021 году из-за пандемии закрылись выставки в музеях. Чтобы заполнить свой сайт, музей «Пермь-36» поднял тему бывших эмигрантов в Перми и опубликовал фильм о Волконской. Случайно в интернете его увидел племянник княгини Василий Греков, живущий сейчас в Ростовской области. Он тут же написал музейщикам письмо.

— Мы поговорили с ним, и он дал нам разрешение снять ограничения с архива его тети, — говорит Дегтярников. — А также опубликовать ее рукописи, документы и фотографии. Теперь мы можем показать этот архив людям.

Книги, рукописи, черновики романов, дневники, фотографии эмигрантского и пермского периодов и даже семейные журналы из детства княгини развесили в одном из залов архива. Выставку можно посетить по предварительной записи по телефону: 282-58-17, индивидуально или группой до десяти человек и при наличии паспорта. Она будет работать до 26 февраля.

Пермские филологи и историки планируют издать русский вариант романа «Эмигранты», который также был обнаружен в закрытом фонде архива. Источник

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]
Лежу в коробке душной я,
Словно в оковах, средь игрушек,
И нету мягоньких подушек,
Чтоб спать я ночью здесь могла.

Вокруг лишь тишина и мрак
Свои владенья охраняют.
И демоны во тьме играют,
К тебе крадутся, как маньяк.

А ты, теней не замечая,
Спокойно спишь в своей кровати,
Пока они шелкóвой прядью
Густой волос твоих играют.

Ты зря сегодня пригласила
Меня пред зеркалом в тот дождь.
Ты перед ним стояла в ночь
И молча символы чертила.

Тогда ты вовсе и не знала,
Что я на самом деле слышу
Слова-моленья и всё вижу
Чрез отражение глазами.

И, наконец, настал тот час.
Вновь краснолицая луна
Уж пробудилась ото сна,
Все тучи разогнав подчас.

Моё фарфоровое тело
Вновь начинает потихоньку
Своё движение, полегоньку
Я вылезаю неумело.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 [1 Голос]

За окном идёт дождь, полночь час отбивает.
В комнате я пустой нож свой крепко сжимаю.
Неподвижно застыл в зеркале страшный облик,
И мои глаза пеленою покрыты. Её образ
Вновь я вижу, Её шёпот нежно ласкает
Мои уши. Она моё сердце желает.

Подчиняяся Ей, в грудь свой нож вмиг вонзаю
И сквозь боли и вопли не щадя вырезаю
Свою бедную душу, что в последний раз бьётся,
Всё хватаясь за жизнь. Но уже не вернётся
Вновь рассудок в мой разум, что опутала мгла,
Мгла любови – той страсти, что была так сладка.

Не успел я тогда вовремя начертить
Мелом круг, и теперь не смогу разлюбить
Её сердце, что жаждет вновь отведать той плоти.
И не станет меня: я умру на восходе.
Но зато вновь Её смогу сделать счастливой,
Когда сам я останусь в той могиле унылой.

Вдруг я чувствую: сзади ко мне кто-то крадётся,
Тихий рокот звериный за спиной раздаётся,
Но мне кажется вместо рыка нежный тот голос,
Что тогда наповал смог сразить меня… . Холод
От дыхания нежно моё тело сковал,
И, застыв, словно кукла, я на спину упал.

На последнем дыханье в грудь свою запустил,
Об осколки царапнув рёбер, руку. Вампир
Подошёл ко мне ближе. И склонилась Она
Изо тьмы показавшись, вся светла и чиста.
Улыбнувшись мне, жаркий поцелуй подарила
Моим бледным губам и зажгла мне светило.

Из последних сил резко вырвал сердце я с горем,
И кровавым потоком полилась, словно море,
Во все стороны брызнув и залив Ей глаза,
Разлеталась, как капли, любовь моя как слеза,
Что была такой жаркой, не давала сердцу
Замереть. Не сдаваясь, оно таило лишь веру.

Дева жадно впилась в мою нежную плоть,
Словно призрак исчезла, в темноту шагнув прочь.
Я дрожащей рукою потянулся за ней,
И в глазах Её образ стал еще вдруг светлей.
На губах моих бледных тут скользнула улыбка,
Прошептал я сквозь боль и мученья: «Спасибо».
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [2 Голоса (ов)]
Марина Щелканова

В первый раз они пришли за Олей, когда той было шесть. Это были маленькие человечки, поросшие чёрной шёрсткой, со злыми мордочками. Но тогда сзади на девочку упала чья-то тень, и они исчезли. Когда Оля обернулась, за ней никого уже не было.

Родители заметно встревожились, когда Оля рассказала им о человечках, но попытались сделать вид, будто девочке это всё привиделось. От обиды Оля убежала на крыльцо, едва сдерживая слёзы, и тогда бабушка рассказала ей об анчутках, которыми, верно, и были эти незваные гости. Бабушка заверила внучку, что дома она в безопасности, потому что тут её всегда защитит домовой, чья тень и отогнала анчуток, но в поле и в лесу одной лучше не ходить.

Прошло десять лет, прежде чем они снова появились, но теперь Оля была мудрее.

Она не стала ничего говорить родителям. Если бы была жива бабушка, с ней бы можно было поделиться, но миновал уже год, как её не было, и девочка решила, не подавая виду, наблюдать за странными существами.

Они как будто не замечали, как девушка замирала над кустом ягод и сосредоточенно смотрела перед собой, а краем глаза ловила какое-то смутное движение. Анчутки всегда появлялись, когда она оказывалась одна. Но стоило ей взять в руки кочергу, человечки исчезали. Они на дух не переносили железо.

Однажды Оля хотела проследить за анчутками, но так, чтобы они и не догадались, будто она следует за ними. Девушка взяла корзинку, сказала дома, будто пошла за грибами, а на дно корзинки положила гвоздь.

Анчутки показывались из-за высокой травы, выглядывали из кустов, высовывались из-за камней, но Оля и виду не подавала, замечает замечает их. Бабушка как-то обмолвилась, что анчутки живут по болотам, а искать их там нужно по какому-то особенному алому цветению. На его поиски Оля и отправилась.

Анчуток становилось всё больше, из чего девушка заключила, что она на верном пути. На болоте человечки с чёрной шёрской уже и не прятались. Казалось, будто они танцуют какой-то безумный танец. Но если их крошечные тела были легче хворостинок, то Оля легко бы увязла  в трясине.

Она стала рассматривать болото, насколько хватало глаз, пока ей не показалось, что вдалеке промелькнуло что-то алое.

Нужно было во что бы то ни стало добраться до цветения и вырвать его с корнем, чтобы анчутки навсегда покинули эти места и прекратили её преследовать.

Осторожно нащупывая дорогу, девушка двинулась к цветению. Но с каждым шагом ей казалось, будто цвет отдаляется от неё. А маленькие человечки норовили ухватить Олю за ноги, но что-то сдерживало их.

Прошло не меньше часа, прежде чем девушка добралась до алого цветения. Это оказался большой куст, вырвать который не представлялось никакой возможности. И тогда в отчаянии Оля схватила гвоздь со дна своей корзинки и вонзила его в землю между ветвями, где проглядывали оголённые корни.

Как только её пальцы выпустили гвоздь, анчутки со страшными криками набросились на неё, лишённую защиты железа, и уволокли в болото.