Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить

Создать аккаунт

Поля помеченые(*) обязательны к заполнению.
Имя *
Логин *
Пароль *
Еще раз пароль *
Email *
Еще раз email *
Капча *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Сегодня в России все чаще манипулируют понятием независимости ЦБ: любая критика в его адрес может породить ответные обвинения в стремлении эту независимость ограничить. Однако независимости как возможности следовать одной цели без учета реальной экономики не существует. Исследования доказывают, что полная независимость центробанков от политических факторов — это миф, а мировая практика подтверждает: центробанки и правительство активно координируют свою политику.

Это вовсе не означает, что представители ЦБ или правительства диктуют друг другу, что делать, и перекладывают друг на друга ответственность. Но они стараются в явной или скрытой форме согласовывать свою политику таким образом, чтобы в их действиях не было противоречий и чтобы они не приводили к взаимному снижению эффективности. В условиях кризиса или, как в России, стагнации, согласованность действий ЦБ и правительства приобретает особую важность.

Что подразумевают разговоры о независимости ЦБ в России?

 

В последнее время все чаще раздаются голоса в защиту независимости Центрального банка России, которую кто-то якобы хочет ограничить. Спор ведется не только о степени свободы действий Центрального банка, но и о масштабах его ответственности за свои шаги. Для защитников абсолютной независимости, главным из которых является сам Банк России, это означает, прежде всего, карт-бланш на любые действия и невмешательство в его политику.

У оппонентов другая позиция — поскольку действия ЦБ оказывают влияние не только на его собственные целевые показатели, а на всю экономику в целом, то он должен учитывать это при выработке своих мер.

Очевидный пример такого влияния — воздействие борьбы с инфляцией на экономический рост. Инфляция — целевой показатель для ЦБ. Однако повышая ключевую ставку, чтобы сбить инфляцию, Центробанк снижает доступность кредитов, а это приводит к падению объема инвестиций и стагнации в экономике.

В 2013 году была предпринята попытка законодательно закрепить за ЦБ ответственность за содействие экономическому росту, однако она не увенчалась успехом. В этом году глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев выступил с предложением, чтобы Банк России и Минфин совместно занимались выработкой целевых показателей по инфляции — по его мнению, несогласованность действий ЦБ и правительства может стать серьезным барьером для экономического роста.

ЦБ ответил, что несогласованность неполезна, но предложил министерствам довольствоваться уже существующими механизмами взаимодействия. «Нам нужно в полной мере задействовать уже имеющиеся механизмы [взаимодействия с правительством] и при необходимости их совершенствовать», — отметила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева.

Однако сегодня, когда экономический рост стремится к нулю, Центробанку все сложнее не принимать его во внимание при принятии решений.

Что традиционно понимается под независимостью центробанков.

Традиционно независимость центрального банка в узком смысле понимается как его неучастие в финансировании дефицита бюджета.

(исторически многие центральные банки были созданы именно для этих целей, в том числе для финансирования военных расходов). Основная идея независимости ЦБ состоит в том, чтобы не дать политикам, которые ориентируются на достаточно короткий электоральный цикл и стремятся получить краткосрочную выгоду, применять проинфляционные механизмы.

Например, перед выборами действующие власти могут принять решение о повышении госрасходов, чтобы заручиться большей поддержкой населения, и захотят «включить печатный станок». Чтобы этого не происходило, доступ к такому механизму должен быть только у независимого Центробанка. Во всем мире со второй половины 20 века принято на постоянной основе ограничивать прямое кредитование правительства центральным банком. А чтобы не подвергать политиков соблазну, вводятся специальные ограничения — например, глава ЦБ назначается на фиксированный срок, который, как правило, не совпадает с электоральным циклом, и так далее.

В широком смысле экономисты-теоретики говорят о политической и экономической независимости центральных банков. Политическая независимость — это независимость в выборе конечной цели монетарной политики (например, снижение инфляции или рост ВВП), а экономическая независимость — это свобода в выборе инструментов достижения этих целей.

Иначе говоря, политическая независимость — это целевая независимость, а экономическая независимость — это инструментальная независимость.

"Защита от дурака" - не самоцель.

Один из основных аргументов за независимость центральных банков – то, что политики, в отличие от ЦБ, не смогут при необходимости проводить жесткую монетарную политику, направленную на уменьшение денежного предложения, поскольку они зависимы от электората и боятся роста безработицы, писал в 1994 году гарвардский экономист Питер Холл.

Однако такая «защита от политиков» не должна быть самоцелью.

Как показывает опыт США, и подобными представлениями можно поступиться: до недавних пор, несмотря на лозунги о независимости Федеральной резервной системы (ФРС), она финансировала дефицит бюджета через программу «количественного смягчения» (QE). ФРС начала применять эту схему в 2008 году для борьбы с последствиями мирового финансового кризиса. В рамках этой программы ФРС вливала деньги в экономику, скупая на рынке долговые обязательства, а также казначейские облигации США.

Это означает, что гораздо важнее не обеспечить независимость центробанка любой ценой — только ради самой независимости, а

создать систему сдержек и противовесов, которая будет подразумевать ту или иную форму согласования политики правительства и ЦБ.

Развенчание мифов.

Важно также отметить, что одним из «китов», на которых стоит концепция независимости центральных банков, являются успехи немецкого Бундесбанка.

Считалось, что Бундесбанк на протяжении около 40 лет проводил успешную политику и удерживал низкую инфляцию при высокой занятости именно благодаря высокой степени независимости.

Однако Питер Холл развенчал этот миф, показав, что экономические успехи во многом были достигнуты не благодаря независимому центральному банку, а благодаря развитому централизованному процессу переговоров о заработной плате (coordinated wage bargaining).

На протяжении всего этого времени в Германии происходил переговорный процесс между работодателями и объединениями работников (например, через крупные отраслевые профсоюзы, ассоциации работодателей), который охватывал практически всю страну. Такие переговоры в масштабах всей экономики позволяли регулировать уровень заработной платы и сдерживать безработицу. Таким образом, согласно выводам Холла, экономические успехи Германии — следствие не независимости Бундесбанка, а целой совокупности факторов.

Адекватность никогда не устаревает.

Еще один довод, который приводят защитники полной автономии центральных банков, — то, что участие центрального банка в стимулировании экономического роста осталось в прошлом и что для всех современных центральных банков приоритетной задачей является борьба с инфляцией. Это, согласно данной точке зрения, в какой-то мере обеспечивает уверенность участников рынка в завтрашнем дне: если бы ЦБ мог включить печатный станок, то инфляционные ожидания были бы выше, а объем инвестиций — ниже.

Однако в ситуации, когда ужесточение денежно-кредитной политики, как в России, не помогает справиться с ростом цен, ожидание дальнейшего повышения ставок (то есть как раз усиления неработающего механизма) не обеспечивают доверия к ЦБ и к его политике. Участники рынка прекрасно понимают, что инфляция неподвластна ЦБ, а меры ЦБ будут ее только подгонять. Растут ставки по кредитам для предприятий, а значит, растут их издержки, следом происходит разгон инфляционных ожиданий на фоне ухудшения общей ситуации в экономике.

Уверенность участников рынка и доверие к центральному банку обеспечивается не следованием какой-то определенной политике, а пониманием того, что политика ЦБ адекватна сложившимся условиям. Неадекватность же политики Банка России текущей ситуации становится все более очевидной.

Более того, сомнителен и сам тезис о том, что сегодня для всех центральных банков приоритетом является борьба с инфляцией. Сужение мандатов центральных банков до борьбы с инфляцией, которое произошло в мире в так называемую эпоху «Великого успокоения» (Great Moderation), в исторической перспективе является скорее исключением — центральные банки большинства развитых и развивающихся стран выполняли раньше и продолжают выполнять сейчас роль ключевых агентов экономического развития, участвуя в реализации государственной промышленной политики и выступая спасителями экономики в трудные времена.

Абсолютно независимых центробанков нет  даже в теории.

Как показывают исследования, абсолютной независимости центральных банков не существует даже в теории.

Фактически можно говорить разве что о степени независимости, но не о независимости как абсолютной категории. Но можно ли вообще измерить эту степень и определить, какой она должна быть в той или иной стране?

Наиболее распространенную сейчас модель для определения степени независимости центробанков предложили в 1992 году экономисты Алекс Кукерман, Стивен Вебб и Билин Неяпти. Они разработали модель оценки независимости центральных банков на основании 16 критериев (условия назначения и отставки главы ЦБ, условия кредитования центробанком правительства, цели политики банка и пр.).

Что характерно, ученые вовсе не утверждали, что стопроцентное соответствие всем 16 критериям, то есть полная независимость ЦБ, — это абсолютное благо. Более того, примеров совершенно независимых регуляторов в мире нет — каждый из них в чем-то более или менее зависим от правительства, парламента и так далее.

Так, согласно рейтингу юридической независимости регуляторов, самым автономным из центробанков развитых стран оказался немецкий — его индекс был равен 0,69 («абсолютная» независимость — это единица), а из развивающихся — Банк Греции (0,55). Само собой, центробанков с индексом «единица» не оказалось.

Более того, исследователи не только составили эти 16 критериев, но и проанализировали влияние различных аспектов независимости на экономические показатели. Выяснилось, что в развивающихся странах юридическая независимость ЦБ не играет существенной роли для ценовой стабильности, хотя в развитых странах она и связана с более низкими темпами инфляции. Напротив, другие аспекты независимости, такие, как частота смены главы центробанка, не влияют на показатели инфляции в развитых странах, в отличие от развивающихся.

Независимисть - не обязательно благо.

Является ли абсолютная независимость благом? Как показывают исследования — совсем не обязательно. Экономисты Гай Дебелл и Стенли Фишер из Массачусетского технологического института

проанализировали центробанки 17 развитых стран и пришли следующему выводу: успехи ЦБ в борьбе с инфляцией, вероятно, будут лучше, если ЦБ не обладает целевой (политической) независимостью.

Более того, что в определенных случаях центробанк с максимальной независимостью может быть неоптимальным для общества. Это можно объяснить взаимосвязью ВВП и инфляции — ведь борьба с инфляцией может оказывать негативное влияние на экономический рост. Как отметили Дебелл и Фишер, ничто не указывает на желательность абсолютной независимости Центробанка и на то, что он должен заниматься только инфляцией — он должен также реагировать на колебания ВВП.

Все координируют действия  в "мирное" время...

Как было указано выше, ни один из 17 центробанков развитых стран не смог набрать «единицу» (т.е. не оказался «абсолютно» независимым) в модели Кукермана, Вебба и Неяпти.

Однако есть и исследования, которые показали отсутствие абсолютной независимости центробанков и более простыми методами. Например, в статье главного экономиста Банка международных расчетов Пола Мосер-Боема (Paul Moser-Boehm) приводятся результаты опроса, согласно которому

большинство центральных банков (всего были опрошены представители 24 банков) регулярно проводят встречи с министрами финансов или другими высокопоставленными представителями правительства. В основном целью этих встреч, как в развитых, так и в развивающихся странах, является информирование о текущей ситуации или обсуждение планируемых действий и инициатив.

Как известно, в России принципы работы Центробанка, его полномочия и, соответственно, степень независимости определялись в начале 1990-х гг. – а это было время распространения идей о том, что именно независимость центральных банков является ключом к успеху. При этом, как уже говорилось выше, все оглядывались на успех Бундесбанка – в это время даже Банк Англии, который до того находился под контролем Казначейства, было решено наделить большей независимостью. Примечательно, что в разработке инструментария российского ЦБ участвовали как раз специалисты Бундесбанка.

Тем не менее, российский закон о ЦБ предполагает определенную зависимость регулятора от других государственных органов. Закон предписывает Банку России и кабинету министров информировать друг друга о планирующихся шагах, которые будут иметь «общегосударственное значение», а также координировать свою политику.

ЦБ и правительство должны проводить регулярные взаимные консультации. Кроме того, представители Минэкономразвития и Минфина могут участвовать в заседаниях совета директоров ЦБ с правом совещательного голоса. Банк России ежегодно отчитывается и перед Госдумой, хотя эти отчеты носят скорее формальный характер и парламент не может влиять на решения регулятора.

Центральные банки могут зависеть не только от других государственных органов, но и от общества и бизнеса.

Так, в 2005 году на примере Бундесбанка экономист Штеффен Керн показал, что в Германии Бундесбанк работал со всеми группами интересов в рамках неформального взаимодействия.

Кроме того, в руководящие органы различных центральных банков часто попадают представители с разным бэкграундом, что в конечном итоге влияет на политику регуляторов. Например, некоторые из членов правления Резервного банка Австралии одновременно входят в состав органов управления компаний, а в правление Банка Японии входит бывший топ-менеджер энергетической компании и вице-президент отраслевой ассоциации. Европейский центробанк (ЕЦБ) создавался как наднациональный институт, и поэтому ожидалось, что он будет одним из самых независимых регуляторов.

Тем не менее, в 2012 году в правление ЕЦБ вошли бывшие представители финансовых министерств стран Еврозоны. Это, судя по всему, было сделано для того, чтобы лучше координировать монетарную и бюджетную политику, что было необходимо для преодоления кризиса.

... не говоря уже о кризисном.

Расширение влияния правительств на центральные банки зачастую действительно становится неизбежным в условиях кризиса. В Институте комплексных стратегических исследований (ИКСИ) выяснили, что в 2009-2010 годах, когда центробанки многих стран стали участвовать в поддержке проблемных заемщиков, границы между фискальной и денежно-кредитной политикой становились все более размытыми.

Это не означает, что ЦБ теряет свою независимость, но показывает, что сама концепция независимости регулятора может изменяться под влиянием экономической ситуации и потребностей экономики, и в условиях кризиса кооперация между правительством и ЦБ становится более тесной.

Характер перемен варьируется от страны к стране. Если в развивающихся странах изменения носили более жесткий характер вплоть до отставки глав центральных банков, то в развитых странах упор больше делался на неформальное взаимодействие. Эта тенденция объясняется тем, что во время кризиса произошло расширение круга обязанностей центральных банков, которые стали принимать решения о помощи финансовым учреждениям, отмечают эксперты ИКСИ.

ИКСИ приводит примеры как развитых, так и развивающихся стран, где кооперация между правительством и ЦБ усилилась в непростое для экономики время.

-Так, в феврале 2010 года новым главой ЦБ Аргентины стала бывшая член Конгресса от президентской партии «Фронт победы» Мерседес Марко дель Понт. Во время работы в Конгрессе именно она подготовила законопроект для пересмотра роли центрального банка с тем, чтобы он более тесно сотрудничал с правительством при проведении экономической политики.

-В Японии в ноябре 2009 года член кабинета министров заявил, что Банк Японии, как обычно, «заснул за рулем». А спустя три месяца правительство страны выступило за то, чтобы ЦБ проводил гибкую денежно-кредитную политику для поддержки экономики.

-Европейский Центральный банк в мае 2010 года объявил о начале проведения интервенций на рынке ценных бумаг (Securities Markets Programme), направленных на приобретение государственных облигаций стран зоны евро. Президент ЕЦБ прокомментировал, что это решение принято управляющим советом банка и не является результатом какого-либо давления. Однако тот факт, что еще неделю назад президент ЕЦБ говорил о том, что покупка гособлигаций не рассматривается, а также то, что эта идея активно обсуждалась представителями Еврокомиссии и стран ЕС, позволяет предположить, что внешнее влияние на процесс принятия решений все же было.

Таким образом, и теория, и практика показывают, что независимости как возможности следовать единственной цели без учета реальной экономики в природе не существует. Исследования доказывают, что полная независимость центральных банков от политических факторов является мифом, а мировая практика подтверждает: центральные банки и правительство активно координируют свою политику и нет ни одного центрального банка, который был бы полностью авТономен.

Это вовсе не означает, что представители ЦБ или правительства диктуют друг другу, что делать, и перекладывают друг на друга ответственность. Но они стараются в явной или скрытой форме согласовывать свою политику таким образом, чтобы в их действиях не было противоречий и чтобы они не приводили к взаимному снижению эффективности.

В условиях кризиса или, как в России, стагнации, согласованность действий ЦБ и правительства приобретает особую важность – мировой опыт 2009-2010 гг. доказывает, что это помогает экономике пережить сложные времена и возобновить экономический рост.

Источник: http://www.gazeta.ru/growth/2014/10/31_a_6283857.shtml